Русская Православная Церковь, Московский Патриархат
Екатеринодарская и Кубанская епархия, Лазаревское благочиние, г.Сочи, пос.Лоо

Храм Апостола Симона Кананита

По благословению Митрополита Екатеринодарского и Кубанского Исидора

Стихотворение “Брак в Кане Галилейской”

Алексеев А.Н. Брак в Кане. Роспись Иссакиевского собора в С-Петербурге.
Алексеев А.Н. Брак в Кане. Роспись Иссакиевского собора в С-Петербурге.

«Религиозно-нравственныя стихотворения, относящияся к событиям жизни Господа нашего Иисуса Христа.  Собраны иеромонахом Александро-Невской Лавры Евгением.  Издание третье, исправленное и дополненное», Тверское отделение Российского международного фонда культуры, 1994 г., стр. 58-71.

Спаситель шел от Иордана…
И вот пред Ним, издалека,
На склоне гор, открылась Кана;
Как будто в зелени венка,

Она виднелась меж садами,
Листвою пышно убрана…
И вся окрестная страна
Была с утра оживлена
Ко граду шедшими толпами,
Зане в тот день долженствовал
Быть брачный пир в дому Зилота.
Он всю родню свою созвал
И ждал к себе гостей без счета.
Он был и славен и богат,
И гостю каждому был рад;
И, как бывало в дни былые,
И посторонний и родные –
Все шли свободно в брачный дом,
Где всякий – гость, где всем прием.
Пестреют кущи в вертограде,
В тени развесистых дерев,
И гости брачные в прохладе
Ведут беседу вкруг шатров.
Сидят там старцы и раввины,
Левиты, жены и князья, -
От всех пределов Палестины,
На брак пришедшие друзья.
Какое шумное смешенье,
Всех лет и возрастов стеченье!
И всех приветствует жених,
Благодарит за посещенье
И лобызает как родных.
Столы накрыты, все готово,
Сошлась родня, все гости тут
И пригласительнаго слова
Из уст хозяина все ждут.

Но Симон их не приглашает,
Гостей в шатры он не ведет:
Еще он Гостя поджидает,
И этот Гость к нему нейдет.
Глядит он вдаль из вертограда
Из-за развесистых ветвей:
Не видно-ль там, не близ-ли града
Тот, Кто дороже всех гостей?
И вот… вдали там показался
Вдруг облак пыли… это – Он!
Желанный Путник приближался,
Толпой народа окружен…
И вышел Симон, и с гостями
Он у ворот стал ждать Христа,
С его пятью учениками, –
И лобызал их во уста.
Светило дня уже давно
В багряном облаке сокрылось,
И в кущах праздничных темно
При свете меркшем становилось.
Зажглись огни; все оживилось –
Лучем лампад озарено.
Пир закипел; струятся вина,
Шипят в сосудах дорогих:
Каменосечные кувшины
Льют сладкий мед из уст своих;
И слуги ставят пред гостями
Большия кошницы рядами,
Полны роскошнейших плодов,
Златистых смокв и гроздьев сочных, –
Дань изобильная садов, –
Пригретых солнцем стран восточных.

Но вот–и ночь везде легла,
И звезды ясныя зажгла.
Толпа гостей не расходилась
И вечерь брачная все длилась…
И стал скорбеть архитриклин,
Что недостанет скоро вин–
Меда испиты, истощилось
И все запасное вино…
Кувшины пусты, обнажилось
Их изсыхающее дно;
Лицо веселое Зилота
Вдруг отуманила забота,
(Подруга вечная сует):
«Что скажут гости дорогие–
«Что ни вина, ни меду нет?»
Но Мать Спасителя, Мария,
В гостях на вечери была,
Про недостаток услыхала
И к сыну тихо подошла.
И, наклонясь к Нему, шептала:
«Вина для пира недостало.»
Тогда в ответ Он ей сказал:
«О, Жено! Нам-же что с тобою?
«Еще мой час бо не настал.–
Скорбя, с поникшею главою
Пошла Мария от Него.
Просить еще она не смела,
Но, зная Сына своего
И милосердие Его,
Она служителям велела
Исполнить все, что скажет Он…
Христос был в думы погружен

Двух виночерпиев, служивших,
К Себе он знаком подозвал,
И в шесть кувшинов, в куще бывших,
Вливать им воду приказал.
Его веленье исполняя,
Водой наполнили до края
Те шесть сосудов… И сказал
Тогда Он слугам: «почерпните,
«Архитриклину отнесите!..»
Несут к нему. Архитриклин
Берет сосуд…» Подобных вин
Я не пивал! Что за доброта!» –
Он в изумленьи повторял.
И стал он спрашивать Зилота,
Где тот вина такого взял?
И говорил: «что надлежало
«Вино хорошее сначала
«Гостям на вечери подать,
«Когда же гости поупьються –
«Похуже вина подаются…
«Так все обыкли угощать,
«Но у тебя здесь что такое?..
«Сперва дал нам вино плохое,
А наилучшее хранил!»
Так чудо первое на браке
Спаситель в Кане совершил.
Глухая полночь. Все во мраке;
Окончен пир; шатры молчат;
И, после шума, вертоград
В безмолвье снова погрузился.
Повсюду сон, везде покой–
И с новобрачною женой–

Давно и Симон удалился
На новоселье в терем свой.
Он строен вновь, он весь кедровый,
Открыты окна в вертоград;
И сквозь прозрачные покровы
Вливает ветер аромат –
Дыханье ночи благовонной, –
В чертог, лампадой озаренный.
Готовясь скинуть свой наряд,
Стоит невеста молодая
Покорно миг тот ожидая,
Когда супруг прикажет ей, –
Рабе служить ему готовой, –
Иззуть сапог с ноги своей…
Но Симон, грустный и суровый,
Ее не видит, не глядит,
Он ничего ни замечает,
Главу потупивши сидит…
Невеста тщетно ожидает
Его приветствий, он молчит,
И дева с грустью говорит:
«Поведай мне, о, мой желанный,
«Владыка мой и господин!
«Отцом моим супруг мне данный,
«Мой благосердый властелин,
«Почто так мрачен ты стал ныне.»
«Краснейший всех земных сынов,
«Так неприветлив, так суров,
«Что для меня, твоей рабыни,
«В устах твоих нет даже слов!?.
«И тщетно я припоминаю
«Чем оскорбить тебя могла?

«Я за собой вины не знаю…
«И я в тоске изнемогаю:
«Печаль мне в сердце залегла.
«Она, как ночь, меня накрыла,
«Как ризой черной облекла!
«Твоя любовь ко мне остыла,
«Она, как крин, вдруг отцвела.
«Но мне многое сулила,
«Но, как весна, мелькнув, прошла…
«И я теперь тебе постыла!…
«Не ты-ли сам меня избрал,
«И золотой мне перстень дал?
«Ты нам польстил богатством вина,
«Всю семью щедро одарил…
«Откуда-ж эта перемена?
«Иль ты иную полюбил,
«И я вдовицей горькой стала,
«Еще не быв твоей женой?
«Нет, не того я ожидала
«Когда дом отчий покидала…
«Кто не посетует со мной!
«О, сколь плачевен жребий мой!»
Мгновенно Симон встрепенулся,
Когда ушей его коснулся
Укор невесты молодой,
И он сказал:«Нет, Саломия…»
«Тебе соперниц нет нигде!
«Не могут девы молодыя
«С тобою спорить в красоте;
« И жены, славныя от века, –
«Рахиль, Сусанна и Ревекка, –

«Всех превозшедшия красой,
«Едва сравнились бы с тобой!
«И верю я, что невозможно
«Тебя, увидев, не любить,
«И полюбивши – позабыть.
«Мне слово свято: – непреложно
«Привык обеты я хранить,
«Тебе-ли мог я изменить?
«Ты, – непорочней голубицы,
«Душой–светлей луча денницы,
«Ты не виновна предо мной,
«Но сердце веще: – ты узнала,
«Что ты, не быв моей женой,
«Уже вдовицей сирой стала, –
«Ты все сама предъугадала!…
«Не плачь, не плачь, о! Саломия,
«И эти слезы дорогия
«Ты не спеши так расточать:
«Оне–отрада в день печальный,
«Елей, чтоб скорби облегчать!
«Наш брачный пир–был пир прощальный –
«Последний пир в дому моем,
«Где нам не жить уже вдвоем:
«Иную, светлую обитель
«Отднесь намерен я стяжать…
«Готова-ль ты мне подражать?
«Тебе известно, что Учитель
«Во время пира совершил: –
«В вино Он воду претворил!
«Кто-ж из людей дела такия
«Когда нибудь соделать мог?
«И мыслят некие – другие:

«Не Он-ли истый Тот Мессия,
«Который нам предвозвещен?
«О Нем священное преданье
«Хранит Творца обетованье;
«Пророков книги, весь закон
«В своих словах о Нем согласны…
«Явленья, признаки так ясны:
«Сомненья нет, что это – Он!
«От века Господом избранный
«Он во плоти, но сын Небес,
«Спасенья ради миру данный!
«Он не творил еще чудес,
«Но много знамений свершилось
«С тех пор, как плоть Он восприял.
«Звезда чудесная явилась
«Над тем вертепом, где лежал
«Младенец в яслях, – наш Ходатай
«Перед прогневанным Творцом,
«Спасенья нашего Глашатай,
«Связь человека с Божеством!
«Его высокое ученье
«И услаждает и дивит,
«Приводит душу в умиленье
«И сердце скорбное живит.
«Сей дивный муж нам говорит,
«Чтоб мы Творца душой любили
«Всем помышленьем, всем умом;
«Ему единому служили,
«как пред Единым Божеством.
«Чтоб мы смиренны, кротки были:
«Своим врагам за зло не мстили,
«Но воздавали бы добром,

«Чтоб за клянущих нас–молились,
«Врагов любили б, как друзей;
«Чтоб мы делами не хвалились;
«Чтоб по закону мы постились,
«Не на показ, не для людей;
«Чтоб мы имели воздержанье
«Не только в брашнах и в питье,
«Но в чувствах, в мыслях, в житие.
«Чтоб, совершая подаянье,
«Мы не трубили бы о нем,
«Но чтоб одна рука не знала
«То, что другая подавала;
«Чтоб в попеченьи о земном
«Души своей не растлевали,
«Но непрестанно б помышляли
«О приобретеньи иных
«Стяжаний, – вечных и нетленных;
«Чтоб посещали заключенных,
«Убогих, сирых и больных,
«Чтоб защищали притесненных,
«И одевали бы нагих. –
«Нет, никогда еще, поныне,
«Никто из живших в Палестине
«таких не слыхивал речей,
«Таких благих, таких прекрасных»
«И столь премудрых и столь ясных…
«Их не создаст язык ни чей,
«Глагол Его не от людей.
«Он никого не презирает:
«Убогих, бедных рыбарей
«В ученики Он избирает,
«Приемлет даже мытарей.

 «Моим слугой кто быть желает,
«Глаголет Он, – «пусть оставляет
«И всех и все, свой крест возьмет
«И Мне во след тогда грядет».
«Так учит Он, о, Саломия,
«он, точно, истинный Мессия,
«Дарован Господом Самим!
«И я… последую за Ним!
«К тебе единой всей душою
«Привязан я доселе был,
«Как жизнь свою, тебя любил,
«И гробовою лишь доскою
«С тобой я был-бы разлучен,
«И ни одной из смуглых жен
«Всего обширнаго востока
«Тебе бы я не предпочел,
«Зане в тебе я все нашел,
«Что смертный ценит так высоко –
«И свет ума и пламень ока…
«Во всем и всех ты превзошла
«И все мне в дар ты принесла.
«Ты благодушна, ты смиренна…
«Скажу без лести – совершенна!
«Кто-ж может быть сравнен с тобой,
«Моя подруга дорогая?
«Нам жизнь судила рай земной…
«Но предо мной стезя другая,
«Такой блаженнейший удел,
«Каких никто из прежде живших,
«От века Богу угодивших
«Еще поныне не имел:
«Меня Сын Божий призывает!

«Ты слышишь, Кто меня зовет?…
«Тот, Кто нам вечность открывает,
«Кто грешный мир спасти идет
«И благодатью покрывает
«Все, что лишь дышет, что живет!»
Умолкнул Симон. След печали
Совсем исчез со смуглых лиц:
Уста улыбкою дышали,
И под навесами ресниц
Их взоры радостно блистали;
И обнялись, как брат с сестрой,
Жених с невестой молодой.
И молча стала Саломия
Скидать одежды дорогия,
Монисто, пояс, жемчуги,
Запястья светлыя  с руки
И украшения другия.
И их роняла на ковер…
Снимал и Симон свой убор;
Хитон виссонный, багряница
Уже у ног его лежат;
Пустеет брачная светлица,
Чета выходит в вертоград…
Светлела ночь: уже денница
Румянить небо начала.
Проснулся день, щебечет птица,
Летя на труд, жужжит пчела;
Покров сребристаго тумана,
Который долы покрывал
У ската гор, где дремлет Кана,
С восходом солнца исчезал:

То легкой тканию взвивался,
То будто дым он разстилался,
То, как жемчуг, в траве блистал.
Проснулись веси окрест града,
Свирелью пастыри зовут
Овец им ввереннаго стада;
Встает навьюченный верблюд…
В одной из кущей вертограда, –
Где брак свой праздновал Зилот, –
Зари блистающей восход
Застал Христа с учениками.
Он с ними там обнощевал,
И утром с первыми лучами,
Пока день жаркий не настал,
Он снова в путь приготовлялся.
С женою Симон приближался
И, став, пред Ним, Ему сказал:
«Ты говорил: – «Не изжену Я
«Ко Мне грядущаго» – и вот,
«Я внял словам: отчизну, род,
«Все оставляю и жену я
«К Тебе веду. Учитель мой,
«И сам гряду я за Тобой!»
Когда-бы, Симону подобно,
И наше сердце-бы могло
К любви столь чудной стать способно
И нас-бы в след Христа влекло;
Каки бы благ мы насладились
И в жизни временной и в той.
Здесь – от сует бы оградились,
Храня всегда в душе покой,
А там, – во царствии Христовом

Каков удел Его слугам
Предуготован в мире новом, –
И сам Апостол мощным словом
Не мог того поведать нам.
Для тех небесных наслаждений
Он не придумал выражений.
И слово сильное его
Тут стало немо и мертво!..